Лучшее на сайте:

Выпуски альманаха:

Об альманахе:

Литературный альманах «Истории о любви» посвящен теме любви - все о любви и только о любви. Мы публикуем произведения о любви от известных и начинающих писателей. Узнайте больше о любви вместе нашим с удивительным и необычайным альманахом.

Объявления:

Внимание! Альманах ищет спонсора и финансовой поддержки. Предложения высылать на почту: alex.gaff@mail.ru .

Вниманию авторов! Начинается набор произведений для XII выпуска альманаха «Истории о любви».

Мы в соцсетях:

Реклама:


Яндекс.Метрика

Вначале было не Слово, но Любовь… (рассказ)

Осень – не лучшая пора для любви.

Однако нам это ничуть не мешало. Мы прыгали через лужи в промокшей обуви, целовались в стылых темных подъездах, иногда укрывались в каком-нибудь недорогом кафе - погреться и выпить горячего кофе.

Придя домой, на крохотную съемную комнату, где не было ничего, кроме кровати, мы укрывались с головой теплым одеялом и грели друг друга своими телами и любовью.

Ночью, обнаженные и усталые, мы стояли у окна, прижавшись друг к другу и завернувшись в одно одеяло, и курили одну на двоих сигарету.

Нам было безразлично, что творится в мире, какие случаются войны и катастрофы, какие ожидаются погодные условия, и почему всё, за чтобы ни взялось человечество, в итоге делается только хуже…

Мы жили в своем маленьком мире, где были только мы, одна на двоих кровать, одна на двоих любовь.

Весь мир мог исчезнуть в один миг, и мы бы этого не заметили…

 

- Серый... Проснись…

Я проснулся оттого, что Женька судорожно трясла меня за плечо.

- Что случилось?

Женя качнула головой в сторону окна.

Я встал, протирая заспанные глаза, и направился к окну. Но там ничего не было…

Совсем ничего!

Клубилась какая-то белесая муть, но я как-то сразу осознал, что это не просто туман, и что за этой мутью ничего нет.

Женька встала рядом. Я обнял ее и мы долго, будто завороженные, смотрели в пустое окно…

 

За дверью было то же самое – все та же бессмысленная пустота.

- Что это, Серый? – спросила Женя.

- Не знаю, - ответил я, - наверное, это - ничто…

 

Странно, что пока был вокруг огромный мир, он был нам не нужен, но теперь, когда он вдруг исчез, оказалось, что без него невозможно жить.

Мы по очереди подходили то к окну, то к распахнутой двери, напрасно надеясь, что вдруг мир вернется. Но мир так и не вернулся, и даже осенний холод покинул комнату...

Докурив последнюю сигарету, я выбросил окурок наружу. Он мгновенно исчез, как будто его вырезали из нашего маленького мира.

Я пробовал высунуть в ничто руку –она никуда не исчезала, но все, что мы бросали туда, исчезало без следа.

В конце концов, мы легли на кровать, завернулись в одеяло и, обняв друг друга (не только из-за любви, но и еще из страха потерять последнее живое существо), уснули.

Когда мы проснулись, за окном все так же перемешивалось мутное ничто…

 

- Я хочу есть, - сказала Женя.

Мы обыскали всю нашу комнатку и весь наш скромный гардероб. Все, что нам удалось найти – маленький пакетик сухариков. Мы съели его в один миг.

- Сейчас бы холодного пива, - сказал я, разглядывая яркую упаковку из-под сухариков, и невольно вспоминая, что обычно эти сухарики мы покупали к пиву.

И тут же в моей руке оказалась полная бутылка…

От неожиданности я разжал руку и бутылка опрокинулась на постель…

 

Пока мы ошарашено смотрели на появившееся из ниоткуда пиво, большая часть из бутылки успела вылиться. И только потом Женя схватила бутылку, в которой осталось меньше четверти. Сделала осторожный глоток.

- Пиво… Свежее… - сказала она, - а я хочу бутерброды с сыром…

Бутерброды не замедлили появиться…

 

Мы долго вспоминали все, что хотели попробовать в жизни. Однако почему-то появлялось только то, что мы хорошо знали и могли четко себе представить.

Но и этого хватило, чтобы устроить настоящий пир…

 

И всё стало почти как раньше. Разве только теперь весь наш мир был ограничен одной маленькой комнатой…

Однако, что бы мы не пожелали, оно тут же появлялось.

В перерывах между любовью и сном мы забавлялись тем, что пытались представить какие-то особенно редкие вещи. Иногда они появлялись, но чаще всего нет…

 

- А если представить какого-то человека? – спросила однажды Женя, - или, например, какой-нибудь дом, который будет больше чем эта комната?

Я попытался представить дерево, но у меня ничего не вышло, хотя в какой-то момент мне показалось, что в комнате на миг появилась серая тень, которая мгновенно рассеялась, стоило мне обратить на нее свое внимание.

У Женьки получилось куда лучше – за дверью вместо пустоты образовалась маленькая ванная комната – с большой чугунной ванной и старой стиральной машиной.

- Точно как в нашем доме… - сказала Женя, разглядывая наше приобретение, - в детстве… Чур, я первая купаюсь!

 

Я попытался создать свою комнату, наблюдая в окно, как из ничего начинают появляться стены, какие-то предметы, кровать и шкаф, но так и не став настоящим, всё рушилось и вновь обращалось в пустую безымянную муть.

- Не получается? – спросила Женя, довольная и распаренная после ванны.

Я посмотрел на нее, потом стянул с ее тела полотенце, поднял на руки и понес на кровать…

 

- А зачем создавать какие-то комнаты? – спросила она.

- А что нужно - сразу целый дом? – спросил я.

- Дом? Зачем нам какой-то жалкий дом?! Давай создадим целый мир!..

 

…Ничто отчаянно сопротивлялось, не желая обретать форму. Но два крохотных человечка упорно творили свою реальность…

 

…Сначала появилось солнце. Под солнцем родилась земля. Потом потекли по земле реки и потянулись к солнцу травы и деревья. Запели птицы и красивые фантастические животные побежали по мягкой зеленой траве. Вслед за ними пришли люди…

 

- Это наш мир, - сказал Он, - и он прекрасен.

- Прекрасен, - согласилась Она, - и он будет лучше старого.

- Почему? – спросил Он.

- Потому что этот мир родился из нашей с тобой любви, - ответила Она.

Они взялись за руки и пошли по миру, не уставая смотреть и удивляться…

© Сергей Крюков

Поделитесь с друзьями и знакомыми: