Лучшее на сайте:

Выпуски альманаха:

Об альманахе:

Литературный альманах «Истории о любви» посвящен теме любви - все о любви и только о любви. Мы публикуем произведения о любви от известных и начинающих писателей. Узнайте больше о любви вместе нашим с удивительным и необычайным альманахом.

Объявления:

Внимание! Альманах ищет спонсора и финансовой поддержки. Предложения высылать на почту: alex.gaff@mail.ru .

Вниманию авторов! Начинается набор произведений для XII выпуска альманаха «Истории о любви».

Мы в соцсетях:

Реклама:


Яндекс.Метрика

Вечная любовь. Эссе

«Но где она живет, вечная любовь?»
«Агата Кристи».

Была у меня как-то идея написать большой роман о вечной любви – страниц эдак на шестьсот-восемьсот. В этом романе я бы поведал историю двух бессмертных, которые любят друг друга, и чувства которых ровны и неизменны.

Это был бы ужасно скучный роман, понятный с первых же строчек, но, тем не менее, длящийся и длящийся - в самую бесконечность. Финал, скорее всего, я бы просто оборвал, намекая, что любовь этих двоих так и продолжает длиться, выходя далеко за пределы книги.

Отвратительный бы получился роман. Ну а как иначе можно представить вечную любовь?

 

Ведь любовь – самая обыкновенная любовь – обязательно имеет начало и завершение, как и все в живом мире. И на вечность может претендовать разве что только неживое или мертвое.

 

Так что, как мне кажется, вечная любовь – это совершенно невозможное явление. Да и вообще бессмысленное.

Помню, была у меня в юности возлюбленная, которая любила меня столь сильно, что легко прощала мне все грехи, и с неподдельным вниманием слушала мое бахвальство. Я даже сам не могу сказать, любил ли я ее, или просто самовлюбленно взирал на себя ее влюбленным взглядом.

Друзья мои говорили, что эта девушка – настоящий идеал и я должен беречь ее, как зеницу ока.

Однако, спустя некоторое время, мы с той девушкой расстались. Инициатором, кстати, был я.

Почему? Да просто потому, что я осознал, что на самом деле не являюсь исключительным, что я такой же, как и все, и даже еще хуже многих, а она – моя любимая – все так же продолжала видеть во мне какого-то мифического, созданного ее воображением, великого героя, чуть ли не бога.

Она была прекрасной девушкой и я до сих пор с особой теплотой вспоминаю о ней, но, если честно, никому не пожелаю такой любви.

Представьте, что вам нравится, когда вас гладят по спинке. И кто-то будет постоянно гладить вас именно по спинке, и именно так, как вам это нравится. Какое время вы будете счастливы? День, два, месяц? В конце концов вы станете ненавидеть, когда кто-то гладит вас по спине.

 

Вечность – скучна и нелепа, но самое главное – она не имеет никакого смысла.

 

Ну какой смысл может быть в вечной любви, если вчера не отличается от сегодня, а завтра будет точно таким же, как и послезавтра?

Мне бы, например, не хотелось проживать вчерашний день заново, даже если б это был самый счастливый день в моей жизни. Ведь потому он и является «самым», что единственный. А если этих «самых» будет бесчисленное множество, то они просто-напросто потеряют свою «самость».

 

Впрочем, есть у меня одна влюбленная парочка на примете, которые будто бы застыли в одном дне навечно. И им нравится изо дня в день проживать все тот же день, и любовь их течет, как река по равнине – спокойно и неуклонно.

Поверьте, я искренне рад за них. И очень надеюсь, что они опровергнут мои сомнения относительно вечной любви.

Я даже готов вычеркнуть классическое - «только смерть разлучила их», ведь кто знает, может, за пределами смерти, они вновь сойдутся и все у них будет так же, как и здесь, с одной лишь разницей – там у них вечности будет с избытком.

 

Но себе бы я не пожелал никакой вечности, ведь, как мне кажется, вечность – это худшее проклятие. Недаром в греческих мифах боги-олимпийцы обрекали провинившихся на вечность. Не столько страшны танталовы муки или сизифов труд, сколько страшно, что им нет и не предвидится конца.

 

Если б мне кто-то и предложил однажды вечность, я бы поостерегся ее брать. А уж вечной любви мне и вовсе не нужно – предпочитаю влюбляться, любить, страдать и забывать многожды, но всегда заново, всегда по-новому, всегда от самого начала и идти по этому пути обязательно до самого исхода, и если я приемлю какую-то вечность, то только вечность птицы Феникс, сгорающей навсегда, но, тем не менее, всегда возрождающейся из пепла вновь.

© Ink

Поделитесь с друзьями и знакомыми: