Лучшее на сайте:

Выпуски альманаха:

Об альманахе:

Литературный альманах «Истории о любви» посвящен теме любви - все о любви и только о любви. Мы публикуем произведения о любви от известных и начинающих писателей. Узнайте больше о любви вместе нашим с удивительным и необычайным альманахом.

Объявления:

Внимание! Альманах ищет спонсора и финансовой поддержки. Предложения высылать на почту: alex.gaff@mail.ru .

Вниманию авторов! Начинается набор произведений для XII выпуска альманаха «Истории о любви».

Мы в соцсетях:

Реклама:


Яндекс.Метрика

Вера и Верба (рассказ)

Ее звали Вера. Хотя она называла себя Вербой.

Каждую весну, когда в доме появляются веточки пушистой вербы, которые очень любит Вера, я невольно вспоминаю Вербу. И до сих пор думаю, почему же так вышло.

- Привет, молчун, - сказала Верба, присаживаясь рядом со мной у костра, в котором пеклась картошка.

Я в ответ кивнул.

Печеная картошка – это единственное, что я мог тогда сам приготовить, и поэтому, когда родителей не было дома, я разводил костер во дворе и пек картошку. Но на самом деле мне нравилась не столько картошка, сколько сам огонь – живой и жаркий.

Мы сидели у костра, она смотрела на трепетное пламя, а я незаметно разглядывал Вербу.

Когда картошка испеклась, я выкатил наполовину прогоревшие картофелины из огня и несколько штук откатил к Вербе.

Потом мы, обжигаясь, ели печеную картошку, смотрели друг на друга и улыбались.

Мне всегда хотелось спросить ее – почему «верба»? Но я не спрашивал. Не спрашиваю сейчас и Веру, почему ей так нравится верба.

Зимой, когда печь картошку на улице стало холодно, мы с Вербой перебрались в наш старый сарай. Там стоял древний диван и было навалено множество одеял. Мы садились на диван, укрывались одеялами и сидели молча до темноты, а потом, опять же молча, расходились по домам.

А в школе существовали порознь, будто ничего между нами и не было, хотя в округе все знали, что Верба каждый день ходит ко мне.

Только лишь однажды Верба подошла к моему столу и оставила там книгу. Это была книга «Робинзон Крузо», которую я перечитывал много раз. Так что именно Верба пристрастила меня к чтению.

Весной, когда уже стало тепло, мы так и не выбрались из сарая, и костры больше никто не жег. Мы прятались в сарае под старыми одеялами и наши руки изучали наши тела. Мы еще не знали, что именно делаем, но эта игра доставляла нам удовольствие и мы еще не ведали стыда. Не раз Верба, лаская своими руками, доводила меня до оргазма. И почему-то всегда при этом смеялась. Я тоже проникал пальцами внутрь ее тела и мне очень нравилось слушать, как она тихонечко постанывает от удовольствия.

Мы ждали лета и хотели уговорить наших родителей отправить нас в один летний лагерь.

Все закончилось неожиданно. Однажды вечером Верба не пришла, а на следующий день в школе сказали, что она выбросилась из окна.

Потом был суд над ее отцом, где он признался, что насиловал Вербу, и его посадили в тюрьму.

Но все это прошло мимо меня и я тогда даже не очень понял, что именно отец Вербы делал с ней. И никак не мог поверить, что Вербы в этом мире больше нет.

Я сидел в сарае и ждал Вербу. Изо дня в день, каждый день.

До тех пор, пока родители не увезли меня в другой город.

Почему же Верба мне ничего не сказала? И почему я ничего не заметил сам?

От Вербы у меня остались только старенькая истрепанная книжечка «Робинзон Крузо» и мои воспоминания, что год от года становятся все больше похожи на приснившийся сон.

Была ли Верба на самом деле?

Я делаю себе кофе и сажусь за стол. В вазе стоят тоненькие хрупкие веточки вербы, что принесла вчера Вера.

Вера совсем не похожа на Вербу, но иногда мне кажется, что Верба смотрит на меня из глаз Веры.

Я слышу, как кто-то тихо подкрадывается ко мне, но не оборачиваюсь. Вера обхватывает меня руками и целует в шею.

- Привет, молчун, - тихо говорит она, и от неожиданности я подскакиваю и роняю чашку с горячим кофе. Кофе растекается по столу и льется мне на ноги

- Твою мать! – ругаюсь я, вставая, а Вера начинает смеяться.

Я тоже начинаю смеяться и хватаю Веру на руки.

- Вербочка! – ласково говорю я, качая Веру на руках - как ребенка, но Вера не слышит моих слов, все еще продолжая смеяться.

И тут вдруг я неожиданно понимаю, что Верба уже давно простила меня, и мне тоже пора отпустить ее и забыть.

И тогда я, наконец, покидаю старый сарай навсегда.

© Илья Вольман

Поделитесь с друзьями и знакомыми: