Лучшее на сайте:

Выпуски альманаха:

Об альманахе:

Литературный альманах «Истории о любви» посвящен теме любви - все о любви и только о любви. Мы публикуем произведения о любви от известных и начинающих писателей. Узнайте больше о любви вместе нашим с удивительным и необычайным альманахом.

Объявления:

Внимание! Альманах ищет спонсора и финансовой поддержки. Предложения высылать на почту: alex.gaff@mail.ru .

Вниманию авторов! Начинается набор произведений для XII выпуска альманаха «Истории о любви».

Мы в соцсетях:

Реклама:


Яндекс.Метрика

Плачь, плачущая, плачь… (рассказ)

…Ну так плачь же, плачущая… Плачь по своей любви, по своему несчастью… Плачь за этих людей, которые думают, что ты богиня и верят, что твои слезы могут смыть и все их горести и беды…

Если все, что ты можешь дать миру, это слезы, так пусть же их будет больше, пусть они текут ручьем, рекой, разливаются морем, в котором утонет все. Все, что было когда-то…

Было… не с тобой, богиня слез…

Плачь, плачущая, плачь…

 

Наше путешествие длилось много-много дней. За это время я пережила все – от страха и отчаяния до самых фантастических иллюзий...

А дорога была долгой и тяжелой, хотя верный Гримнер старался изо всех сил…

Впрочем, если ты пятая по счету принцесса, и после тебя подрастают еще три, то понятно, что особо избалованной я не была. И давно уже была к этому…

И отец с матерью были рад, что нашелся такой завидный жених, пусть даже он жил где-то на другом краю света, где они вряд ли когда-либо окажутся

Да жених требовал совсем немного – ему было важно мое лишь наше старинное родовое имя.

Однако в приданное мне собрали целый сундук, карету с тройкой лошадей, четырех воинов и старого Гримнера. Но провожать меня не стали – провожают лишь тех, кого еще надеются увидеть…

А Гримнеру я действительно была рада. Ведь он мне был ближе отца и матери – с самого детства со мною возился…

Кем был мой жених – я не знала. И никто у нас не знал. Канц был из новых лордов, которые носят свои титулы не по наследству, а получили их на службе императора. Таких сейчас много – империя растет, и охватывает собой уже полмира.

Так что неудивительно, мы ни разу не видели и самого императора – тот все время был в походах где-то на Юге.

Хорошо хоть внутри империи сейчас спокойно – за все время пути с нами ни разу ничего не случилось. Так что мы без приключений добрались до моего нового дома.

Мечты мечтами (где я была вольна отправляться хоть в императорский дворец), но замок моего жениха был значительно богаче и крупнее нашего родового.

И встретил нас совсем молодой лорд – не красавец, конечно, но вполне приятный и обходительный джентльмен…

Оказавшись в приготовленных для меня покоях, я, наконец, вдохнула с облегчением. Казалось, все теперь позади – трудности дороги, страхи ожидания, и неизвестность…

Многим моим сестрам наверняка выпадет куда меньше моего…

Я с удовольствием приняла ванну и Гримнер помог мне одеть мое лучшее платье – из голубого шелка, украшенное белым жемчугом.

- Вы прекрасны, моя принцесса! – воскликнул лорд Канц, увидев меня.

Конечно же я знала, что не владею какой-то особенной красотой. Хотя дурнушкой тоже никогда не была. Но если знать как, то всегда можно представить себя чуточку лучше…

- Благодарю вас, мой лорд, - ответила я.

Он проводил меня к столу, усадив по правую руку от себя. Правда, есть я почти ничего не ела – еще не отошла с дороги, но зато внимательно следила за людьми – ведь, как советовала воспитывавшая нас Хильда, нужно хорошо знать всех тех, с кем придется жить всю оставшуюся жизнь. Но особенно я следила за лордом Канцем, который нравился мне все больше и больше. Мне казалось, что я даже потихоньку начинаю любить его...

Может, поэтому ничего подозрительного я не заметила, разве что ловила на себе чужие взгляды, и не все из них были дружелюбны…

Свадьбу сыграли на следующий же день. Пышную, красивую, веселую, хотя я с трудом сдерживалась, чтобы не уснуть – прошлую ночь я совсем не спала, ворочаясь бессонно в новом доме…

Под вечер меня проводили в покои лорда, где я без сил повалилась на кровать и сразу же уснула…

Казалось, прошел только миг, как громкий шум вывел меня из забытья. Вскочив, я увидела в распахнутых настежь дверях моего верного Гримнера и… на его груди расплывалось кровавое пятно…

Он что-то пытался сказать, но в этот миг клинок пробил его горло и из распахнутого рта хлынула кровь.

Гримнер стал оседать на пол, а за его спиной стоял Канц, все еще держа за рукоять кинжал.

- Ловкий попался старик, принцесса, - сказал Канц, искривив губы в усмешке.

Он вырвал кинжал из тела Гримнера и вытер его об его же одежду.

А я стояла, замерев от ужаса…

Убрав кинжал в ножны на поясе, Канц стал закрывать двери, ногой пытаясь вытолкнуть с прохода мертвое тело. Но оно никак не поддавалось, будто даже после смерти Гримнер пытался помочь мне.

Тогда Канц оставил двери открытыми и повернулся ко мне.

- Ну что принцесса, надеюсь вы окажетесь куда сговорчивее своего слуги? – сказал Канц, начав расстегивать свой камзол.

И вот тогда я закричала…

 

Нагую, обесчещенную, всю в крови и слезах Канц отвез меня на коне куда-то вглубь леса и оставил там.

Я даже не молила его о пощаде. Просто потому, что никак не могла поверить, что все это происходит на самом деле.

- Лучше умрите сразу, принцесса, - сказал Канц мне на прощанье, - ведь если кто-нибудь из мужичья найдет вас здесь в таком виде, боюсь, они сделают с вами нечто еще более ужасное…

Он расхохотался, развернул коня и умчался прочь…

А я, будто в каком-то ужасном сне, встала и пошла в другую сторону…

 

Я шла, падала, вставала и снова шла. Иногда, падая, я проваливалась будто в черный омут, но как только приходила в себя, снова вставала и шла дальше…

Один раз мне попался на пути ручей и я долго пила воду, но никак не могла напиться. Пила, пока вся выпитая вода не хлынула потоком назад. Немного полежав, я снова стала пить…

И, напившись, пошла дальше…

Сколько я так шла – не знаю. Полумрак дня и ночная тьма беспорядочно сменяли друг друга. Невозможно было понять, прошел лишь один день или целая вечность…

 

Эти люди нашли меня в лесу… Они привели меня к себе в дом, который был сделан из веток, смешанных с сырой глиной, обмыли меня, смазали чем-то мои раны, одели в какую-то одежду. Они что-то говорили мне, но я не могла их понять.

Тогда они оставили меня и ушли. А легла прямо на земляной пол и уснула.

А когда проснулась, слезы хлынули из моих глаз и не было им конца…

 

…Плачь же, богиня слез, плачь… Пусть твои слезы текут ручьем, рекой, разливаются морем… Пусть в этом море слез утонет весь мир, вся земля, все империи и замки, все люди…

Плачь, Плачущая… Пусть твои слезы щедро текут на землю, соленой от пролитой крови… Пусть они умоют всю землю…

Плачь, Плачущая, плачь…

© Мария Владимирова

Поделитесь с друзьями и знакомыми: