Лучшее на сайте:

Выпуски альманаха:

Об альманахе:

Литературный альманах «Истории о любви» посвящен теме любви - все о любви и только о любви. Мы публикуем произведения о любви от известных и начинающих писателей. Узнайте больше о любви вместе нашим с удивительным и необычайным альманахом.

Объявления:

Внимание! Альманах ищет спонсора и финансовой поддержки. Предложения высылать на почту: alex.gaff@mail.ru .

Вниманию авторов! Начинается набор произведений для XII выпуска альманаха «Истории о любви».

Мы в соцсетях:

Реклама:


Яндекс.Метрика

Настя (рассказ)

Настю я знаю очень давно и могу сходу рассказать немало интересного. Ведь что может рассказать о человеке лучше, чем его поступки?

Познакомились мы с ней, когда мне было лет пять, а ей – три с половиной. Я отобрал у нее ведерко, а она, вместо того, чтобы разреветься, призывая на помощь взрослых, молча взяла свою детскую железную лопатку (и ведь делали же когда-то такие) и что есть силы влепила ею мне в лоб. Так что призывать помощь пришлось мне…

Хорошо хоть силенок у нее тогда не хватило раскроить мне череп, но шрам от той лопаты остался навсегда. Иногда Настя касается его своими тонкими длинными пальцами и чему-то загадочно улыбается.

Настя, кстати, утверждает, что отлично помнит тот случай с лопатой. А вот я, например, совершенно ничего не помню, хотя и был на полтора года старше. Однако родители наши утверждают, что мы после того случая весьма сдружились.

Хотя в школе мы совершенно не обращали друг на друга внимание. Когда меня стали интересовать девочки, я предпочитал дергать темные тугие косы другой девочки, а не рыжие худосочные косички Насти.

Впрочем, Настю тоже привлекали другие мальчишки, не такие тихони, как я. Как она сама однажды сказала, впервые она узнала, что в классе есть еще один мальчик, после того, как я подкинул в класс дымовушку, которая вместо того, чтобы напустить дыма, бабахнула так, что стекла на окнах треснули.

Заново мы познакомились на выпускном, уже под самое завершение, когда, увидев плачущую Настю, я спросил лишь «Кто?». Она ответила: «Эдик». Я кивнул и ушел.

Эдику я тогда от всей души врезал. Мне тоже было что ему припомнить, да и намешанное втайне от взрослых пиво с водкой придали мне храбрости. Правда, единственный удар - это все, на что я оказался способен, но даже то, что в итоге Эдик остался победителем, ничуть не умаляло моего довольства собственным подвигом.

Проводив Настю домой, я познакомился с ее родителями и в тот вечер впервые услышал историю о том, как Настя оставила свой автограф на моем лбу.

Два летних месяца мы с Настей готовились к поступлению в универ, правда, на разные факультеты. Иногда по вечерам ходили гулять в ближайший парк. Впрочем, дальше совместных прогулок и мороженного дело не пошло, так как Настя все-таки поступила, а я провалил вступительные экзамены.

Осенью я устроился работать на автомойку, где уже работал мой однокашник Мишка. А мойка принадлежала отцу Эдика, так что скоро и он к нам присоединился.

С Мишкой мы подружились, хотя в школе почти не общались. И именно Мишке пришла идея открыть свою автомойку. Мы стали откладывать заработанные деньги на свое дело.

Секрета из этого мы не делали, но все же удивились, когда Эдик предложил войти в долю. И, как ни странно, помочь нам вызвался отец Эдика.

К следующему лету у нас уже была своя автомойка, причем больше половины расходов взял на себя отец Эдика, сказав, что потом удержит свой вклад с наших доходов. Потому, может, мы не удивлялись, что как-то постепенно все бумажные дела перешли к Эдику. Денежные тоже.

Мы с Мишкой мало в этом разбирались, так что с легкостью доверились Эдику и его отцу.

Тем более, что дело пошло и работы было выше крыши. Правда, денег мы пока особо не видели, но Эдик уверял, что скоро раздадим все долги и тогда он завалит нас деньгами.

Однако через два года вдруг в один день Эдик исчез. После него осталось только множество неуплаченных квитанций, так что мойку у нас забрали.

И мы чуть сами не угодили за решетку, но нас выручил Мишкин дядька, который жил в другом городе.

Он же нас взял и к себе на работу – в автосервис.

И снова мы с Мишкой (опять по его инициативе) стали откладывать деньги. Но теперь не на новый бизнес, а чтобы отдать долг Мишкиному дядьке.

Через полтора года мы полностью рассчитались. И снова Мишка стал разрабатывать новый план. Он решил пристроить к автосервису современную автомойку.

В общем, опять деньги пошли в кассу. Но мы уже привыкли к такой жизни.

Начали мы с малого – навес из брезента, бетонный пол и новехонький «карчер». Однако мы радовались как дети. Управление Мишка полностью взял на себя, хотя весь день работал со мной на равных.

Зато наконец у нас появились деньги. Мы расширились, купили второй аппарат, наняли пару молодых ребят. Чуть позже купили подержанный грузовик, который нам довели до ума в автосервисе – Мишка решил осваивать новые горизонты.

Все свои доходы я исправно вносил в общую кассу, даже не интересуясь, на что уходят мои деньги. Так что сильно удивился, когда Мишка сказал мне, что оказывается, мы являемся весьма состоятельными людьми.

- Думаю, - сказал Мишка, - пора избавляться от автомойки и переходить на серьезный бизнес. Или, если хочешь, я могу переоформить на тебя автомойку.

- Делай, как знаешь, - ответил я, понимая, что лучше доверить все Мишке.

Так что мы вскоре уже владели какой-то конторой, которая занималась перевозками.

Делами, правда, заправлял один только Мишка. Я как-то эту науку не постиг. Зато договариваться с людьми у меня получалось лучше, так что мы поделили сферы деятельности. Я мало понимал, зачем нам нужно то или другое, но исправно добивался того, что нужно Мишке. Может потому и добивался, что не понимал, чего это все стоит на самом деле.

Настю все это время я почти не вспоминал.

- Хочешь пойти на встречу одноклассников? – спросил как-то меня Мишка.

Я пожал плечами. Друзей особых в школе у меня не было.

Но мы все-таки пошли. Тем более, что, как оказалось, с выпуска прошло уже десять лет.

И я только потом понял, зачем Мишка меня потащил туда. Стоило только ему увидеть Эдика, на его лице тут же появилась счастливая улыбка.

Эдик тоже сразу нас узнал.

- Выйдем? – предложил Мишка.

Эдик кивнул.

Мы вышли на улицу.

- Один на один, - сразу же сказал Мишка, снял свой дорогой пиджак и отдал мне.

Мишка был ниже и тоньше меня. А Эдик с тех пор еще больше раздобрел. Поэтому он лишь самодовольно ухмыльнулся.

- Может, лучше я? - попытался я отговорить Мишку.

- Нет, - покачал головой Мишка, - я этого гада должен сам отделать…

Мишка смело ринулся вперед. Однако не успел он ничего сделать, как Эдик мощным боковым ударом свалил его. И только когда Эдик убирал руку, я увидел, как что-то блеснуло в его кулаке.

Я отбросил пиджак и прыгнул вперед. Один раз успел поднырнуть под руку Эдика, успев теперь уже точно разглядеть на его кулаке кастет.

Я ударил его, но удар получился скользящим и слабым. Я снова ударил, но не успел увидеть, достал его или нет…

…Когда искры перестали мельтешить перед глазами и боль чуть успокоилась, я попытался подняться. Не сразу, но мне это удалось.

Рядом со мной сидела какая-то девушка, неизвестная, но в то же время какая-то смутно знакомая.

Она что-то говорила, я видел, как движутся ее губы, но ничего не слышал – в голове как будто шумел морской прибой.

- Мишка, - сказал я, не слыша своего голоса.

Девушка исчезла. Однако рядом лежал Эдик. Затылок его был в крови. И еще на земле блестели осколки стекла.

- Сашка, ты как – живой? – вдруг четко услышал я.

Я повернул голову и снова увидел эту знакомо-незнакомую девушку.

- Ты кто? – спросил я.

Она улыбнулась и я тут же узнал ее.

- Настя?

Она кивнула.

И только тогда я понял, в чем дело - у нее были черные волосы.

Откуда-то появился Мишка и они вдвоем помогли мне подняться.

- Это ты его? – спросил у меня Мишка.

Я покачал головой.

- Это я, - сказала Настя, - только чуть опоздала – бутылку не сразу удалось найти... И лопатки не было...

Она улыбнулась, а Мишка рассмеялся. Я ему рассказал как-то, откуда у меня шрам на лбу.

Отсмеявшись, Мишка подошел к лежащему Эдику и ногой толкнул его руку, на которой все еще красовался кастет.

- Видел? – сказал Мишка.

Я кивнул.

Мы повернулись и пошли прочь.

- Ты с нами? – спросил Мишка Настю.

- Здесь больше ничего интересного не будет, - ответила Настя…

© Николай Инаков

Поделитесь с друзьями и знакомыми: