Лучшее на сайте:

Выпуски альманаха:

Об альманахе:

Литературный альманах «Истории о любви» посвящен теме любви - все о любви и только о любви. Мы публикуем произведения о любви от известных и начинающих писателей. Узнайте больше о любви вместе нашим с удивительным и необычайным альманахом.

Объявления:

Внимание! Альманах ищет спонсора и финансовой поддержки. Предложения высылать на почту: alex.gaff@mail.ru .

Вниманию авторов! Начинается набор произведений для XII выпуска альманаха «Истории о любви».

Мы в соцсетях:

Реклама:


Яндекс.Метрика

Музей любви. Часть 1. Собственно, Музей любви

Меня уже давно не навещали странные визитеры, поэтому я успел подрастерять сноровку.

Так что был в замешательстве, когда, открыв дверь на весьма поздний звонок, был схвачен за руку и силой потащен вниз.

- Скорее! – кричал неизвестный, перепрыгивая через три ступеньки разом, - а то можем не успеть!

Вообще удивительно, как это я успел схватить ключи от дома и захлопнуть входную дверь.

Мы выбежали из подъезда, где нас поджидала большая корзина с винтом. Меня тут же забросили в корзину, следом запрыгнул мой сопровождающий и корзина вмиг взмыла ввысь.

Только тут я обратил внимание, что на мне лишь банный халат, да старые домашние тапочки на босу ногу.

- Меня зовут Робин! – представился тот, что вытащил меня из дома, - а это – Бобин, - он указал на второго, который ждал нас в корзине.

- Куда мы летим-то? – спросил я, ничуть не удивляясь вишнево-красным зрачкам Робина и Бобина, их странному летательному аппарату и вообще ситуации.

- Как куда?! – удивился Робин, - в Музей любви, конечно.

И только тут я вспомнил, что как раз накануне один знакомый рассказывал мне о каком-то интересном альманахе о любви и предлагал поучаствовать в проекте. Я выразил свое желание и сразу же благополучно забыл о том разговоре.

А тем временем летающая корзина несла нас ввысь.

- А к чему такая спешка? – поинтересовался я, - что-то срочное?

- Нет, - ответил Робин, - просто Бобин не любит бывать у вас там – внизу.

Мне осталось лишь пожать плечами.

Корзина наша пронеслась сквозь ватный слой облаков и вылетела прямо в Небесный Град.

Бобин умело пришвартовался, и мы, поблагодарив его за труды, покинули сей странный летательный аппарат.

Не дав мне толком осмотреться, Робин повел меня к Музею.

- Вот он – наш Музей любви, - гордо сказал он, представляя мне красивое здание, выполненное в виде свернувшихся клубком перевитых змей.

Мы сразу же зашли внутрь.

- Так, это не интересно, - сказал Робин, проходя через первый зал, уставленный стеклянными колбами с разноцветными жидкостями, - хотя есть тут один интересный экземпляр.

Он взял какую-то колбочку с темной жидкостью, в которой иногда искрились зеленые сполохи, падающие сверху вниз.

- Любовь Тринити к Нео, - сказал Робин, и я с пониманием кивнул, - кстати, а кто это такие?

- А, - отмахнулся я, - слишком долго объяснять.

Робин поставил колбочку на место и повел меня дальше.

- В нашем Музее, - рассказывал он, - собраны самые-самые лучшие образцы любви. Самые редкие и самые уникальные.

Мы шли из зала в зал, и в каждом стояли все те же стеклянные колбы разнообразных размеров с цветными жидкостями.

- О, вот она! - сказал вдруг Робин, указывая на колбу с мутной жидкостью янтарного цвета, - любовь Орфея к Эвридике.

Я внимательно посмотрел на колбу. Ничего особенного.

- А вот любовь Нарцисса, - показал Робин на колбу с желтой жидкостью.

Мы пошли дальше – в следующий зал.

- Вот любовь принца к каменной статуе, - указал пальцем Робин на колбу с жидкостью молочного цвета, - или вот любовь Дон Кихота к Дульсинее, а там – любовь народа к фюреру. Дальше у нас любовь небожителей… Эй, тебе не интересно?

Я не сразу его услышал, так как рассматривал большую бутыль, которая была совершенно пуста.

- А почему она пуста? – спросил я, указывая на бутыль.

- Она вовсе не пуста, - сказал Робин, подошел к бутыли, взял ее и слегка потряс. Тут же появились пузырьки, как в газировке, и стало понятно, что бутыль не пуста, просто находящаяся там жидкость была настолько чиста и прозрачна, что создавалось ощущение пустоты. Робин вернул сосуд на место, - это любовь Пенелопы к Одиссею. Кристально чистая любовь.

- Круто! – резюмировал я.

- Я знаю, что тебе показать, - вдруг воскликнул Робин и привел меня в маленький зал, посреди которого на тумбе стояла маленькая колбочка с одной капелькой на дне. Но эта капелька сияла ярче десяти солнц.

- А чья это любовь? – поинтересовался я.

- Любовь падшего ангела к Богу.

- Значит, это правда, что?.. – спросил я.

- Брехня, - перебил Робин, - нет и не было никаких падших ангелов.

- Но ведь любовь есть? – удивился я.

- Любовь есть, - просто согласился Робин, не вдаваясь в подробности.

Мы пошли дальше. Все так же залы Музея любви были уставлены колбами и колбочками, в которых находилась жидкость того или иного цвета. Робин перечислял какие-то имена известностей, мифических героев, древних богов, героев сказок и романов, и еще множество всяких неизвестных мне имен и названий любви.

Я лишь кивал головой и равнодушно оглядывал полки и тумбы со стеклянными колбами.

Лишь однажды мы вдруг оказались рядом с залом, который был погружен во тьму.

- А там что? – спросил я.

Робин поморщился.

- Любовь всяких безумцев, убийц и насильников.

Я хотел было направиться туда, но Робин схватил меня за руку и повел в другую сторону.

- Экспозиция в данный момент закрыта, - сказал он, - и вообще, может быть, ее скоро закроют для просмотра. О, а вот эта любовь…

И снова мы шли из зала в зал, которые все не заканчивались, и я уже стал бояться, что мы вечно будем бродить по этим залам со всяческими любовями, как вдруг Робин остановился и сказал:

- А вот и Хранительница нашего Музея Любви…

Музей любви. Часть 2. Хранительница Музея любви

© trankvilium

Поделитесь с друзьями и знакомыми: