Лучшее на сайте:

Выпуски альманаха:

Об альманахе:

Литературный альманах «Истории о любви» посвящен теме любви - все о любви и только о любви. Мы публикуем произведения о любви от известных и начинающих писателей. Узнайте больше о любви вместе нашим с удивительным и необычайным альманахом.

Объявления:

Внимание! Альманах ищет спонсора и финансовой поддержки. Предложения высылать на почту: alex.gaff@mail.ru .

Вниманию авторов! Начинается набор произведений для XII выпуска альманаха «Истории о любви».

Мы в соцсетях:

Реклама:


Яндекс.Метрика

Болотница. Рассказ

Случаются в жизни такие ситуации, когда ну просто невозможно пройти мимо…

Сколько раз я потом корил себя за это, но все равно, стоит мне вдруг оказаться рядом, и я снова, не вникнув в суть дела, начинаю рубить с плеча…

Рубить, кстати, это единственное, что я умею хорошо делать. Говорят, у меня просто какой-то дар свыше. Хотя на самом деле просто жизнь у меня такая, что мечом я махаю чуть чаще, чем кушаю. Вот и весь дар…

Так о чем это я?

Случилось мне как-то оказаться на болоте. Решил путь срезать.

Иду, значит, вижу – болотница мальчонку топит. Ну какое мне, казалось бы дело? Попался – сам виноват, нечего было в болото лезть.

Но не удержался.

- Оставь, - говорю, - мальчонку.

Ага, сейчас, прямо сразу взяла и отпустила…

И ведь не вовремя-то как… Правая рука на перевязи покоится – сломал опять. Только-только кости срастаться начали. Левой поддерживаю лежащий на плече свой меч. В старых кожаных ножнах.

Меч у меня большой, двуручный, с прямым длинным лезвием. Такой на поясе не поносишь. Только вот так – на плече. Видел я, конечно, как большие мечи за спиной носят – рукоятью вниз, чтобы быстрее достать, но все равно из-за спины его так просто не вытащишь. Вот и получается, что лучшее место для такого меча – плечи.

Болотница только глянула на меня искоса и снова вернулась к своему делу. А мальчонка уже пузыри пускает. Еще немного и будет некого спасать.

Подхожу ближе и ногой сильно толкаю болотницу. Конечно, не очень-то вежливо, но что поделать - единственная действующая рука у меня занята.

Пока мальчишка отплевывает болотную воду, болотница вскакивает, отряхивается небрежно, заодно демонстрируя мне свои длинные руки. А когти на руках острые, как кинжалы.

А сама улыбается до ушей – видит, что с моей правой рукой.

Ну что ж, пусть пока улыбается…

Я молча стою, все так же поддерживая свой меч на плече. Знаю я этих болотниц – быстрые бестии, так что их нужно с первого удара бить. Второго уже не будет.

Так что стою. И болотница тоже замерла. Сразу видно – опытная. Изучает противника.

Но со мной этот номер не пройдет. Стою столбом, будто из камня высечен. И могу так целую вечность простоять…

Первой не выдержала она. Прыгнула…

А я просто шагнул вперед, мгновенно развернув на плече меч и выдвинув рукоять меча на всю длину моей руки, наклонив ее так, чтобы…

А, ладно, все равно такое объяснить невозможно. Так - только умеючи делается.

Болотница тоже ничего не поняла – лежит на земле, напрасно пытаясь встать, да головой трясет…

Подхожу к ней и легонько так ставлю ей свой сапог на грудь. А кости у болотниц хрупкие, чуть нажмешь сильнее и все – потом не поставишь назад.

- Тихо, - говорю, - не двигайся. Скоро отпустит.

Она послушно затихла.

А мальчонка уже тут как тут:

- Попалась! – орет на все болото, - Попалась!..

И когда только успел придти в себя?

- Молчи, - говорю мальчишке, а сам смотрю на болотницу.

Но она действительно понимает – лежит, не шелохнется.

- Мальчишку, - говорю ей, - придется отпустить.

Болотница попыталась было что-то сказать, но вышел лишь булькающий хрип. Правильно, после моего удара так быстро не очухаешься.

- Согласна? – спрашиваю.

Она после недолгой паузы кивает.

- Ну вот и договорились, - улыбаюсь я и убираю ногу.

- А ты, - говорю мальчонке, - дуй домой, пока она не передумала. И не суйся следующий раз в болото – целее будешь.

- Э нет, - возражает пацан, - что я ее, зря ловил что ли?

Вот тут только до меня доходит, что я в чем-то оплошал.

- Как-как? – переспрашиваю.

- А так вот, - отвечает мальчишка, задирая нос, - я же сюда не просто так пришел, а за этой гадиной… И ловушку сам придумал… Чуть-чуть только не рассчитал…

В недоумении поворачиваюсь к болотнице.

Та в ответ снова кивает.

- Так что повязать ее быстренько и в деревню, - продолжает мальчонка, а сам уже веревкой примеривается, - там мы ее быстро уму-разуму научим...

Тут я не выдержал. Честное слово, даже сам не заметил, как так получилось. У меня всегда руки быстрее соображают, чем голова…

Так что пацан лег аккурат рядом с болотницей, которая все еще упорно пыталась встать.

Стою дурак дураком, только меч на плече как лежал, так и лежит, спит спокойно. Хорошо хоть в ножнах…

И тут болотница начинает смеяться. Сначала с хрипом, захлебываясь и морщась от боли, потом разошлась во всю – хохот на все болото стоит.

Еле успокоилась.

- Ну ты даешь… спаситель, - и снова хохочет.

Ну и ладно, думаю, с кем не бывает. Самое главное, что все живы…

Ухмыляюсь, а сам смотрю на болотницу – ладненькая она такая, гибкая, глаза огромные, и длинные-предлинные зеленые волосы, и вообще зеленый цвет ей очень идет…

- Ну все, посмеялись и хватит, - говорит болотница, поднимаясь.

Ее еще чуть пошатывает, поэтому я подставляю ей свое плечо. Но она не просто опирается, а буквально виснет на мне, прижимаясь всем телом. И тело у нее совсем не холодное. А даже будто горячее моего…

Тут и пацан пришел в себя. Сразу же вскочил на ноги, и глазами ворочает, ничего не понимая – видать, память отшибло.

Но ничего, молодые – они быстро в норму приходят.

- Ну что, - говорит болотница, - сырым его есть будем или сварим сначала?

Я оценивающе смотрю на худющего мальчонку. Не то, чтобы серьезно, но как-то невольно получилось.

А тот, уразумев, что к чему, рванул с места в галоп – только пятки сверкают.

- Сбежал наш ужин, - вздыхает болотница, - ладно, пошли уж... У меня тут берлога недалеко, найду может, чем накормить доброго, но глупого странника.

И все крепче ко мне прижимается. А я пытаюсь отодвинуться, потому что она мне прямо на сломанную руку давит. И рука что-то опять разболелась, видать все-таки не уберег я ее.

- Сильно болит? – тут же спрашивает она, и пальцами ощупывает сквозь мышцы сломанные кости.

- Да вроде заживало понемногу, - отвечаю.

- Заживало… - передразнивает она, - как же? С такой рукой дома надо лежать, а не по болотам шляться, да лезть куда не надо, не разобравшись… Защитничек нашелся, тоже мне… Ну притопила бы дурака малость, да и отпустила, чтоб не повадно было в следующий раз… Пошли. Так уж и быть, рукой твоей тоже займусь… Вот повадились убогие да больные на мое болото…

- Так я думал… - начал было оправдываться я.

- А ты меньше думай, - перебивает она, ведя меня к своей берлоге, - дольше проживешь.

Киваю головой и иду за ней. А ее маленькая ручка, которой она обхватила мой локоть, чуть не обжигает…

Может, конечно, голова у меня сильно уступает рукам, но все же иногда работает.

Вот и пытаюсь вспомнить, кто мне говорил о том, что болотницы горячими становятся только когда…

Вот уж попал – так попал… Ведь еще говорят про болотниц, что они своих женихов в глубокие омуты бросают, откуда те не могут выбраться – ни живые, ни мертвые. Так и будут там плавать до последнего дня… Наверняка дудки, но ведь и дыма без огня не бывает…

Непонятно только, почему я при этом улыбаюсь, как дурак, и продолжаю послушно идти за ней…

© Егор Новиков

Поделитесь с друзьями и знакомыми: