Лучшее на сайте:

Выпуски альманаха:

Об альманахе:

Литературный альманах «Истории о любви» посвящен теме любви - все о любви и только о любви. Мы публикуем произведения о любви от известных и начинающих писателей. Узнайте больше о любви вместе нашим с удивительным и необычайным альманахом.

Объявления:

Внимание! Альманах ищет спонсора и финансовой поддержки. Предложения высылать на почту: alex.gaff@mail.ru .

Вниманию авторов! Начинается набор произведений для XII выпуска альманаха «Истории о любви».

Мы в соцсетях:

Реклама:


Яндекс.Метрика

Я уже иду… (рассказ)

То, что еще осталось от города, методично разносилось в щепки. Из-за сопки с надрывным визгом возносились в небо снаряды и, дважды пронзив небо, падали вниз, сменяя визг на шипение.

Упав, снаряды взрывались не сразу, а как будто на миг замирали, прислушиваясь к неожиданной тишине.

Когда смолкало грохочущее эхо, Павла на миг отрывала голову от земли, быстро оглядывалась и, выбрав очередной ориентир, ползла вперед.

Когда она была одна, то выбирала ориентиры подальше, если же ей приходилось волочь за собой раненого, то ориентиры были ближе.

Сил, чтобы тянуть человеческое тело, у Павлы не было, поэтому она обычно передвигала раненых рывками. Иногда они стонали от боли, но с этим она ничего поделать не могла.

Хуже было, когда они молчали. Тогда обычно, добравшись до палатки, Павла обнаруживала, что приволокла мертвеца…

***

Хриплый, мальчишеский голос Павла слышала издалека.

- Эй!.. Кто-нибудь!.. Я здесь!... Помогите…

Он повторял слова раз за разом и лишь взвизг очередного снаряда заставлял его ненадолго умолкнуть.

Не поднимая головы от земли, Павла ползла на голос, даже когда шипение раздавалось прямо над ее головой.

Но тот, кто звал на помощь, тоже не стоял на месте. Иногда он начинал двигаться в сторону Павлы, но затем удалялся в противоположную сторону.

- Я здесь!.. Помогите… Кто-нибудь!..

Вдавившись в землю после очередного взрыва, Павла вдруг услышала совсем рядом:

- Я здесь!... Кто-нибудь!...

Приподняв голову, Павла рванулась вперед, схватив его за ногу и опрокидывая наземь. Он попытался вырваться, но пальцы Павлы намертво вцепились в его одежду.

Пиная Павлу ногами, руками он пытался поймать ее голову, но Павла извивалась ужом, уворачиваясь от его рук, пока наконец ей не удалось забраться на него сверху и прижать к земле.

- Тихо… тихо… - шептала Павла и он, обессилев, затих.

Быстро ощупав его тело, Павла пыталась найти его рану. И лишь в последнюю очередь она дотронулась до его лица, сразу же отдернув руку, когда он вскрикнул от боли.

Лицо его было сожжено. Что стало с глазами, Павла даже не хотела себе представлять.

- Ты меня слышишь?.. Двигаться можешь? – спросила Павла.

- Да, - ответил он.

- Сюда, - сказала Павла, отползая от него, - иди за мной.

Он послушно пополз за ней…

***

Павла промыла ему лицо, засыпала порошком так, что лицо будто покрылось серой маской. Больше она ничего не могла сделать.

Она положила его в самом дальнем углу, сняв с него всю одежду и разорвав ее на бинты.

- Ничего никому не говори, - предупредила его Павла и ушла.

Спустя долгое время она вернулась с тем, что уже не было похоже на человека. Бросив останки к мертвецам, она прошла в палатку и села возле него.

- Это я, - сказала она.

Он кивнул, но Павла ничего не видела в темноте.

Его руки стали искать ее. Павла наклонилась ближе. Его пальцы коснулись ее лица, волос, губ. Потом вдруг опустились ниже и стали расстегивать на ней одежду.

Павла пыталась остановить его, схватив за руки, но он упорно продолжал.

Снова они боролись в темноте, но в этот раз победил он. Его горячие руки проникли под одежду и стали грубо терзать ее грудь.

Павла продолжала сопротивляться, но теперь уже намного слабее. Потом стала помогать его рукам снять с себя одежду.

Но когда он попытался встать, она уперла свои ладони ему в грудь и заставила лечь назад. А потом забралась на него сверху. Их тела легко соединились, будто были предназначены друг для друга.

И даже когда все закончилось, они еще долго лежали вместе, и их руки говорили куда больше, чем могли бы сказать все слова на свете…

***

Когда Павла вернулась к нему из следующей вылазки, он был мертв. Ее чуткие пальцы сразу нашли на его шее отпечатки чужих рук.

Павла ничего не сказала. Лишь ненадолго прижалась к его остывающему телу.

Она не думала о том, кто мог его убить, видели ли они его форму, когда Павла привела его, или же наблюдали то, что случилось потом…

Даже для слез у Павлы не было сил…

Услышав визг взлетающего снаряда, Павла встала и вышла из палатки.

Вжимаясь в землю, вскидывая на миг голову, чтобы определить очередной ориентир, замирая на миг, когда небо шипело перед взрывом таким знакомым звуком – звуком жарящихся на сковороде свиных шкварок, туго перевязывая веревкой из скрученной тряпки кровоточащую культю руки, рывками волоча тяжелое непослушное тело, промывая теплой водой раны, зашивая кожу и снова ползая в темноте, в грязи, перемешанной с кровью, находя в темноте живые и мертвые тела, и таща их за собой, чтобы зашивать и перевязывать, Павла слышала, как кто-то зовет ее вдалеке:

- Эй!.. Кто-нибудь!.. Помогите!.. Я здесь!..

- Потерпи, родной… - беззвучно шептали ее губы, - я уже иду… я уже совсем рядом…

© Маргарита Овчинникова

Поделитесь с друзьями и знакомыми: