Лучшее на сайте:

Выпуски альманаха:

Об альманахе:

Литературный альманах «Истории о любви» посвящен теме любви - все о любви и только о любви. Мы публикуем произведения о любви от известных и начинающих писателей. Узнайте больше о любви вместе нашим с удивительным и необычайным альманахом.

Объявления:

Внимание! Альманах ищет спонсора и финансовой поддержки. Предложения высылать на почту: alex.gaff@mail.ru .

Вниманию авторов! Начинается набор произведений для XII выпуска альманаха «Истории о любви».

Мы в соцсетях:

Реклама:


Яндекс.Метрика

Встреча. Рассказ

Еще в детстве, когда я приходила домой с синяками, мама говорила мне, что лучше бы, вместо меня, она родила мальчика.

- Зато, - мудро замечал отец, - за нее можно не бояться.

Он был неправ. За меня пришлось бояться больше, чем за моего брата, который родился через пять лет после меня. Моих боевых шрамов хватило бы и на пять человек, и хирург в больнице, который постоянно зашивал мои раны, видел меня столь же часто, сколько и своих собственных детей.

Однако (тут папа был прав), тех проблем, которые обычно случаются у родителей с дочками, моим предкам удалось избежать.

По крайней мере, насиловать меня никто даже и не пытался.

Впрочем, если мальчишки старались держаться от меня подальше, то я уж и подавно ими не интересовалась.

Так что девственность я потеряла достаточно поздно - когда мои одноклассницы уже отдавали своих детей в детские сады. И тот, кто это сделал, был взрослее меня почти в два раза.

Но, несмотря на то, что это была моя первая любовь, я быстро к нему остыла, и даже его львиная гриба с ранним налетом седины оказалась всего лишь внешним эффектом.

Мне было скучно с людьми. Они были слишком просты и обычно хватало двух-трех часов, чтобы узнать о них все.

Может быть поэтому я увлеклась литературой. Это для меня стало хорошей отдушиной. Я запоем читала научную фантастику, фэнтези, древние сказания и легенды, а позже переключилась и на религиозную литературу.

Но и здесь не обошлось без подвоха. Ведь чаще всего все писатели говорят об одном и том же, и все авторское видение заключается лишь в том, под каким соусом и с какими приправами подать читателю уже давно известное блюдо.

Разочаровавшись в книгах, я вернулась к старому испытанному методу, который успешно испытала в детстве, только теперь вместо старых строек и чужих огородов, моим полем битвы стали всяческие мероприятия, где собираются чужие друг другу люди – выставки, юбилеи, концерты, тусовки и прочие празднества, для посещения которых у меня даже было достаточно веское оправдание – корочка городской редакции газеты.

Может, вы читали мои статьи. Одно время они были очень популярны, так как люди любят копаться в чужом белье, особенно если это белье подается им с готовыми ярлычками, так что даже не нужно делать никаких собственных выводов – автор уже сделал это за них.

И вот именно тогда, когда я в очередной раз стала думать о том, что и этот путь ведет совсем не туда, куда бы мне хотелось попасть, и уже стала подумывать о том, чтобы избавиться от своей глупой корочки и - заодно - от совершенно неоправданной популярности, в моей жизни появился он.

Ничем особо не примечательный, кроме тайной страсти к устаревшей и вышедшей из употребления аппаратуре, он удивил меня тем, что извлек из-за пазухи совершенно немыслимую конструкцию, которая оказалась древним (чуть ли не одним из первых) мобильным телефоном. Этот громоздкий механизм вряд ли можно было назвать мобильным, но, среди золотой элиты (это было на какой-то вечеринке для избранных) он чувствовал себя совершенно нормально, разговаривая по телефону, который был ровесником (если не старше) моих родителей.

Я вцепилась в него, как утопающий в спасательный круг, и он легко вывел меня оттуда и отвез к себе домой. И вовсе не за тем, чтобы уложить меня в постель, а чтобы продемонстрировать мне свою коллекцию «динозавров» техники.

Голые, мы лежали среди музейных экспонатов, он молча гладил мое тело, повторяя пальцами рисунок того или иного шрама, и его молчание было свободным и естественным, как молчание космических глубин, где любой звук не имеет никакого смысла и среди этой бескрайней вечности кажется чьей-то бездарной выдумкой.

И если я всю жизнь пыталась заполнить пустоту в себе, то он, наоборот, избавлялся от всего ненужного, наполняя себя пустотой.

Может быть отсюда и идет его страсть к выкинутым за ненадобностью предметам, которые еще вполне могли бы служить, ведь раньше все вещи делались так, чтобы служить вам целую вечность.

Устав от секса, мы слушали тишину в трубках старых телефонах, и эта тишина была куда богаче шума морских раковин. Мы пили крепкий кофе без сахара, пока рассвет не догнал нас, и ловили несуществующие станции на старых радиоприемниках.

Окруженные мертвыми, но живыми вещами из прошлого, мы снова занялись друг другом, а потом устроили соревнование крутящихся волчков, которые раньше служили шестеренками в каких-то механизмах.

Мы много смеялись, много любили, много молчали. И почти совсем обходились без слов.

Уже потом, измученная его ласками, наполненная его любовью и его молчанием, засыпая на его плече, я подумала о том, что тот путь, который, казалось, ни к чему не вел, привел меня туда, где я и не надеялась оказаться, и все мое богатое прошлое можно было запросто выбросить в мусорное ведро, куда мы выбрасывали пепел истлевших сигарет.

Зачем и кому было нужно это? В чем смысл слов, если тишина всегда говорит больше? Почему мечты уводят все дальше от того места, где мы можем быть по-настоящему счастливыми? Для чего мы всю жизнь ищем любовь, если обретаем ее совершенно случайно и вне зависимости от того, сколь долгим был наш путь? Финал ли это пути, или только самое начало?

Странными дорогами ходит любовь, и никак нельзя узнать, где именно она назначит тебе встречу…

© Наталья Черемушкина

Поделитесь с друзьями и знакомыми: