Лучшее на сайте:

Выпуски альманаха:

Об альманахе:

Литературный альманах «Истории о любви» посвящен теме любви - все о любви и только о любви. Мы публикуем произведения о любви от известных и начинающих писателей. Узнайте больше о любви вместе нашим с удивительным и необычайным альманахом.

Объявления:

Внимание! Альманах ищет спонсора и финансовой поддержки. Предложения высылать на почту: alex.gaff@mail.ru .

Вниманию авторов! Начинается набор произведений для XII выпуска альманаха «Истории о любви».

Мы в соцсетях:

Реклама:


Яндекс.Метрика

Неизвестность (рассказ)

Самое прекрасное в любви – это неизвестность. Идешь с утра на работу, и вдруг незнакомая красивая девушка, встретившаяся случайно на автобусной остановке, приветственно улыбнется. В жалкой попытке познакомиться ляпнешь какую-нибудь глупость, а она вдруг искренне рассмеется. Прощаешься, не надеясь даже на поцелуй, а она вдруг чмокнет тебя в щеку и, смутившись, убежит. Набираешь ее номер, и после шестого гудка уже хочешь сбросить вызов, но вдруг она берет трубку. Долго и мучительно выискиваешь весомую причину для встречи, а она вдруг соглашается, даже еще не выслушав предложение.

И нет ничего ужаснее для любви, чем предопределенность. Просыпаться утром, зная, что найдешь ее рядом, торопливо делать все свои дела в ванной, потому что когда она заходит в ванную, то выйдет не ранее чем через полчаса, не трогать ее любимую мельхиоровую чайную ложечку и убирать после себя крошки со стола, иначе она опять будет презрительно морщить нос и поведает о тебе что-нибудь неприятное. Что еще может быть хуже, чем возвращаться домой с работы, зная до минут сценарий буднего вечера? Что может быть страшнее, чем любовь, ставшая обыкновенным сексом?

Кто-то из великих мыслителей утверждал, что лучшее оружие смерти – это подмена неизвестного привычным.

Что изменилось? Она по-прежнему прекрасна, а я по-прежнему глуп. Она и сейчас волшебно смеется, только, увы, совсем не моим шуткам. Она каждый раз, прощаясь, целует меня в щеку, но это не вызывает во мне никаких чувств.

Так что изменилось? Мы остались прежними, но теперь неизвестное загадочное будущее стало привычным известным настоящим. Волшебную сказку с неизвестным, пусть и предполагаемым и желаемым финалом, нам подменили постным расписанием режима дня.

Иногда мне даже хочется, чтобы меня сбила машина, чтобы землетрясение целиком погребло наш дом под землей, чтобы у меня появилась любовница. Или чтобы она завела себе любовника, чтобы выиграла огромную сумму в лотерею, сбежала от меня и писала бы мне письма из далеких стран.

Может быть тогда, когда привычное вдруг бы рассеялось в один миг, когда бы все известное в мгновение ока перевернулось и стало б неизвестным, тогда снова можно было бы надеяться и бояться случайных встреч, говорить банальные глупости и удивляться ее счастливому смеху, ожидать, но всегда быть удивленным свершившимся ожидаемым.

Тогда снова можно было бы любить. И бояться, что в один день все неизвестное вновь станет известным. И что тогда снова нужно будет что-то менять, попадать под машины, заводить романы на стороне, выигрывать в лотерею, терять память, сбегать из дому. И так до бесконечности, опережая известное и саму смерть, охраняя от взглядов и понимания эту тонкую и сложную материю – любовь…

Я допиваю вторую чашку кофе и нетерпеливо смотрю на часы. Она до сих пор в ванной, и надсадно воют вывернутые на полную краны, за которыми не расслышать никаких иных шумов.

И чем она занимается в ванной каждое утро?

Я подхожу к двери ванной и стучу. Молчание. Стучу громче. Зову ее по имени.

Не слышит? Не хочет открывать? Не может открыть?!

Почему-то невольно представляется, что она лежит в ванной с перерезанными венами, хотя, и я в этом уверен, вены она точно не будет вскрывать. Может разве что наглотаться снотворного.

Но, если уж разбираться, что я о ней знаю? Могу ли быть уверенным хоть в чем-то, что касается ее?

Я вдруг с ужасом понимаю, что не знаю о ней ничего совершенно. Даже того, чем она занимается в ванной по утрам.

Я кричу, не слыша собственного крика, и барабаню кулаком в дверь. Тишина ватой залепляет мне уши, а в ногах появляется противная слабость.

За один миг я представляю не меньше десятка всевозможных причин – от банальных до совершенно фантастических.

Неужели же это я еще минуту назад был уверен, что знаю все наперед?

© Леонид Искра

Поделитесь с друзьями и знакомыми: