Лучшее на сайте:

Выпуски альманаха:

Об альманахе:

Литературный альманах «Истории о любви» посвящен теме любви - все о любви и только о любви. Мы публикуем произведения о любви от известных и начинающих писателей. Узнайте больше о любви вместе нашим с удивительным и необычайным альманахом.

Объявления:

Внимание! Альманах ищет спонсора и финансовой поддержки. Предложения высылать на почту: alex.gaff@mail.ru .

Вниманию авторов! Начинается набор произведений для XII выпуска альманаха «Истории о любви».

Мы в соцсетях:

Реклама:


Яндекс.Метрика

Драконище (рассказ)

- Да сколько же можно! – в отчаянии воскликнул я, - дадут мне хоть пообедать спокойно?!

Еще эта дура-принцесса, завидев гостей, принялась визжать, как резанная.

Я для острастки пыхнул пламенем, и она тут же заткнулась. Потом спокойно доел рыцаря, выковыривая острыми когтями мясо из доспехов и не обращая внимания на крики снаружи, и только после этого встал из-за стола.

- Надеюсь, он тебя изрубит в фарш, проклятая ящерица! – пожелала мне вслед принцесса.

- Цыц, женщина! – гаркнул я.

Вновь прибывший был мелок и сух. Зато в железо был упакован так, что конь под ним еле держался на ногах. Поодаль стояли мальчишки-оруженосцы, готовые чуть что шмыгнуть прочь.

- Опять одни кости прислали, – пожаловался я, - неужели не нашлось никого покрупнее да пожирнее?

Но кто меня будет слушать?

Рыцарь поднял головой меч, салютуя принцессе, которая, конечно же, уже махала ему из окна своим грязным платком, и, вонзив шпоры в бока коня, поскакал ко мне.

Я подождал, пока он приблизится, потом метко дыхнул на него пламенем. Коняга взвилась на дыбы и сбросила седока. А, освободившись от ноши, тут же побежала прочь.

Можно было бы ее поймать, но мне уже надоело жрать конятину. Почему никто из этих горе-избавителей не додумался оседлать быка или корову?

Рыцарь с воплями стал срывать с себя раскаленные доспехи. Я улегся на землю. По опыту знаю - это надолго.

Оруженосцы стали медленно отступать, не сводя с меня глаз. Но стоило мне повернуть голову в их сторону, как они застыли, будто каменные истуканы. Я зевнул и равнодушно отвернулся – они были такими тощими, что мне захотелось их покормить.

Мгновение я обдумывал мысль – все-таки там в доспехах осталось еще немало начинки. Но потом вспомнил, что люди почему-то не едят человечину. Даже хорошо запеченную.

Не хватало мне еще и их уговаривать. Хватит с меня одной принцессы. Уж намучался с ней…

Рыцарь наконец перестал орать. Доспехи его лежали вокруг, все еще дымясь. Вкусно пахло жареным мясом.

Я поднялся и подошел к рыцарю. Бедняга был мертв.

Да, хилые нынче пошли людишки. Не то, что раньше. Даже не успевают разоблачиться.

Я вздохнул, подхватил в пасть тушку и вернулся в дом.

Принцесса рыдала в три ручья, растирая по лицу сопли.

- Хватит реветь, дура!

Она вскочила и принялась молотить кулачками по моей шкуре.

- Убивец! Нечисть! Проклятая ящерица! – вопила она.

Я рыкнул и клацнул зубами. Она тут же опомнилась и угомонилась.

Я подвесил мясо на крюк. Сыровато еще, но жареная человечина у меня уже в печенках. Закоптить что ли?

- Эй, знаешь как мясо коптят? - спросил я принцессу.

Но принцесса вместо ответа вновь принялась рыдать.

По всему видать - не умеет, сделал я вывод.

Я улегся, свернулся и прикрыл глаза. Так на нее лучше всего действует.

Принцесса еще немного поплакала, потом успокоилась, подошла ко мне и залезла на свое любимое место. Я чувствовал своей кожей жар ее тела.

Все-таки эти люди слишком горячие. Хотя где еще найти такое теплое местечко для потомства?

Я высунул свой язык и лизнул ее. Но она все еще дулась на меня, поэтому не ответила на ласку.

Ничего, пообижается и забудет. Так всегда.

Она поворочалась, устраиваясь поудобнее – ее растущий живот уже начинал ей мешать.

Я еще раз лизнул ее.

- Отстань, рептилия, - сказала она, впрочем, уже совсем беззлобно.

Я прижал ее покрепче к себе. Она глубоко вздохнула и погладила своей нежной ладошкой мой бок.

- Неужели нельзя было просто прогнать его прочь?

- Ага, а есть ты что будешь? Траву?

Принцесса еще раз вздохнула, потом потерлась о мою шкуру щекой.

Я мягко лизнул ее тугой живот.

Сколько их там? Два? Три? Или, может, даже четыре яйца?

Хорошо бы четыре.

- Драконище ты мое, - ласково сказала принцесса, засыпая.

Она будет хорошей матерью моим детям…

© Haali

Поделитесь с друзьями и знакомыми: