Лучшее на сайте:

Выпуски альманаха:

Об альманахе:

Литературный альманах «Истории о любви» посвящен теме любви - все о любви и только о любви. Мы публикуем произведения о любви от известных и начинающих писателей. Узнайте больше о любви вместе нашим с удивительным и необычайным альманахом.

Объявления:

Внимание! Альманах ищет спонсора и финансовой поддержки. Предложения высылать на почту: alex.gaff@mail.ru .

Вниманию авторов! Начинается набор произведений для XII выпуска альманаха «Истории о любви».

Мы в соцсетях:

Реклама:


Яндекс.Метрика

Не нужно слов (рассказ)

Первое, что я увидел, открыв глаза, - ее лицо. Юное, почти детское, счастливое и влюбленное.

- Который час? – спросил я.

- Еще нет шести, - ответила она.

- Тогда я еще посплю.

- Спи, - она накрыла своей мягкой ладошкой мое лицо…

 

Когда проснулся во второй раз, никто мой сон уже не охранял.

Я вылез из кровати и стал искать свою одежду. Как ни странно, она лежала на стуле у кровати – аккуратно сложенная.

Я оделся и вышел из комнаты.

Утром самое лучшее место в мире – кухня (если вам, конечно не надо в туалет). Так что я направился прямо туда.

На кухне кипела ранняя жизнь – Машка и Сашка пили кофе, травили сигареты и царственно наблюдали, как моя девочка моет посуду.

Это их утреннее право за ночное гостеприимство, поэтому я возражать не стал, а тоже уселся на свободный стул и закурил.

На удивление, голова совсем не болела и я даже не чувствовал себя разбитым после обильного вчерашнего возлияния. Благодарить за это надо девочку, которая сейчас вдумчиво вымывала грязную посуду.

Я оглядел девочку. Тоненькая, угловатая, с короткой стрижкой ежиком. Маечка и короткие шортики.

Пацанка, в общем.

Девочка повернулась ко мне и улыбнулась. Я улыбнулся в ответ.

Еще бы вспомнить, как ее зовут…

 

- Ты помнишь, как меня зовут? – спросила она.

Мы стояли у подъезда, на ярком утреннем солнце. Она держала мои руки в своих руках и смотрела мне прямо в глаза.

- Ласточка? – предположил я, - или Кошечка?

Она рассмеялась.

- Пошли, - сказала она, не выпуская моей руки…

 

Она казалась такой одинокой, такой маленькой и беззащитной в пустоте ночного двора. Поскрипывали ржавые качели, на которых она сидела, чуть покачиваясь, блестел мокрый асфальт в свете единственного фонаря.

- А что ты тут сидишь одна? – спросил я (почему-то решив, что она тоже гостья Машки и Сашки).

- Я жду, - ответила она.

- Меня? – притворно удивился я.

Она улыбнулась. Легко и открыто.

Я протянул ей фляжку с коньяком. Прежде всего, чтобы похвастать фляжкой.

- Что это? – спросила она, принимая фляжку.

- Яд, - честно ответил я.

Потому уже выяснится, что она не знакома с Машкой и Сашкой. Но как она здесь оказалась, и что делает тут одна во дворе чужого дома, да еще и глубокой ночью, она тоже не сказала. Отмахнулась. И мы перешли на другие темы.

Но я все-таки увел ее в дом. А потом увел в спальню.

- Тебе сколько лет? – на всякий случай спросил я.

- Девятнадцать, – сказала она.

- Тогда все в порядке, - сказал я и стал стаскивать с нее майку…

 

Больше всего я не люблю прощаний. Потому что не люблю обманывать. А обманывать приходится. Особенно таких наивных юных девочек. Которые еще верят, что есть на свете любовь и благородные принцы.

И куда проще сказать, что да, я тебе обязательно позвоню, чем пытаться объяснить, почему я никогда не наберу номер ее телефона.

Да и как можно объяснить? Это надо пережить. Этим нужно переболеть, как тяжелой болезнью. И только тогда появится иммунитет, защита.

Она остановилась и повернулась ко мне.

- Ты ведь не позвонишь? – вдруг сказала она.

От неожиданности я застыл и только потом медленно покачал головой.

- Какой же ты глупый, - сказала она.

Я в ответ лишь усмехнулся.

Она отпустила мои руки.

- В любви даже боль принимаешь с радостью, - сказала она, - а не прячешься от нее и не бежишь. Если кто-то сделал тебе больно, то это вовсе не значит, что любовь – всегда боль. Ты сделал лишь шаг, больно ударился и теперь боишься сделать второй. Но когда-нибудь тебе придется сделать второй шаг, если ты хочешь узнать, что такое любовь. И может быть тебе будет еще больнее…

Она прижалась ко мне. Мгновение стояла так, потом отпустила и отступила на шаг назад.

- Беги же, трусливый мальчишка, - тихо сказала она.

Я повернулся и пошел прочь…

 

Мы лежали к кровати, переплетясь горячими нагими телами. Алкоголь весь выветрился и мир казался каким-то особенно настоящим и четким, как будто до сих пор я видел сквозь мутный экран, а теперь кто-то взял и стер всю грязь со стекла.

- Ты веришь в любовь? – спросил я ее.

- Да, - ответила она, - ведь я люблю.

- А если не любят тебя?

- Я тебя люблю, - сказала она.

- Да, но…

- Тш-ш-ш, - остановила она меня, приложив свой палец к моим губам, - не нужно больше слов. Для слов у нас еще будет время. А сейчас есть дела поважнее…

© Вадим Огарев

Поделитесь с друзьями и знакомыми: