Лучшее на сайте:

Выпуски альманаха:

Об альманахе:

Литературный альманах «Истории о любви» посвящен теме любви - все о любви и только о любви. Мы публикуем произведения о любви от известных и начинающих писателей. Узнайте больше о любви вместе нашим с удивительным и необычайным альманахом.

Объявления:

Внимание! Альманах ищет спонсора и финансовой поддержки. Предложения высылать на почту: alex.gaff@mail.ru .

Вниманию авторов! Начинается набор произведений для XII выпуска альманаха «Истории о любви».

Мы в соцсетях:

Реклама:


Яндекс.Метрика

Лучше, чем секс. Рассказ

Самочка была совсем молоденькой и почти симпатичной. Если бы не мех, покрывающий все ее тело (лишь живот и остренькие грудки были безволосые), да не пугающие оранжевые бельма глаз без зрачков, то она вполне бы сошла за милую девочку, которая уже не сегодня-завтра станет соблазнительной девушкой.

Но Урбасу хотелось просто обычную бабу – полную, мягкую, податливую. Такую, чтобы изнывала от любви. А не эту зашуганную обезьянку.

На спине самки сидел, вцепившись крохотными лапками в густой мех, выродок. В его больших нечеловечьих глазах мешались страх и ненависть.

Урбас схватил выродка за загривок и оторвал от матери. Самка взвизгнула, схватила Урбаса за одежду и стала что-то умоляюще верещать.

- Ты ведь будешь хорошей девочкой? – с угрозой спросил Урбас, держа выродка на вытянутой руке.

Самка согласно закивала головой.

Урбас выпустил выродка. Самка ловко поймала свое дитя и прижала к себе…

***

Она делала все, что требовал Урбас. Но только из страха. Внутри она оставалась сухой и вместо удовлетворения Урбас чувствовал лишь усилившийся любовный голод.

В сердцах Урбас схватил ремень и жестоко избил ее. Она кричала и выла от боли, сжавшись в пушистый ком, но даже не пыталась убежать, ведь ее отродье было тут – детеныш сидел в большой клетке.

- Чертова дерьмовая планета! – вскричал Урбас, отбрасывая ремень – ее крики лишь сильнее всколыхнули его желание…

А ведь он сначала был покорен этим миром – зеленым, чистым, девственным. Прекрасным, как изображения библейского рая. Вот только здесь, как и в раю, не было баров с выпивкой, игровых клубов и публичных домов – всего того, что Урбас ценил превыше всего в мире и что всегда было в достатке на Земле.

Именно в погоне за радостями цивилизованного мира, Урбас и подал свою кандидатуру в эту экспедицию, но тем большим было разочарование – денег у него теперь было много, а тратить их было негде…

***

- Ну, вперед!

Урбас махнул рукой. Самка испуганно застыла. Детеныш вжался в спину матери, спрятав голову в ее густую шерсть, отчего казалось, будто на спине самки вырос горб.

- Давай, давай!

Урбас пинком ноги помог ей. Присев на четвереньки, самка заковыляла вперед, помогая себе руками – быстро бежать ей мешала короткая цепь, сковавшая ноги.

- Беги, тварь! – Урбас громко свистнул вдогонку.

Отбежав подальше, самка вдруг резко сменила тактику - теперь она передвигалась большими скачками. Так получалось намного быстрее.

- Соображает, - усмехнулся Урбас, вскинул карабин и выстрелил в воздух.

Самка лишь на мгновение остановилась, услышав выстрел, но тут же снова запрыгала дальше…

***

Урбас преследовал жертву. Наметанный глаз умело выискивал оставленные следы.

Так, здесь самка ненадолго задержалась – наверное, пыталась избавиться от цепи. Потом побежала дальше.

Урбас довольно рассмеялся. Впервые на этой планете он почувствовал настоящее возбуждение.

- О да! - сказал Урбас, - это лучше, чем секс!

Он поспешил дальше…

***

Нападение было неожиданным. Урбас был готов ко всему, но только не к тому, что эта обезьяна решится на него напасть.

Однако она спрыгнула на него сверху и зубами вцепилась ему в горло. Ударом приклада Урбас тут же сбросил ее с себя, но самка вырвала ему с шеи кусок мяса.

- Ах ты, сучка! – ошарашено воскликнул Урбас, ощупывая рану на шее.

Кровь лилась ручьем, но до жизненно важных органов зубы не достали.

Вереща как безумная, самка мгновенно оказалась на ногах и снова прыгнула на Урбаса. Но Урбас и в этот раз не растерялся. Ведь именно из-за быстрой реакции его и взяли в исследовательскую экспедицию. Еще один удар прикладом и самка вновь оказалась на земле. Лицо ее было все в крови. Правда, не поймешь, была ли это ее кровь или кровь Урбаса.

Но ее атака не была бесполезной – в руке она сжимала охотничий нож Урбаса.

Урбас кровожадно усмехнулся.

- И что же ты в постели была такой холодной, детка? - сказал он.

Самка зарычала в ответ и взмахнула ножом.

Урбас отбросил карабин прочь и встал во весь рост.

- Ну, возьми меня, киска!

Самка вдруг кувыркнулась вперед и вонзила нож в ногу Урбаса. Но нож наткнулся на голенище ботинка, сделанное из толстой кожи.

Урбас схватил самку, поднял ее над головой и швырнул оземь. Громко хрустнули сломанные кости. Самка взвыла от боли.

Урбас подошел к ней. Присел на корточки.

- Ты слишком быстро кончаешь, девочка.

Он осторожно, почти нежно, взял руками ее голову и одним быстрым движением свернул шею.

И тут же содрогнулся в мощной волне оргазма…

***

Урбас встал, покачнувшись на онемевших ногах, и стал искать свой карабин.

Но даже увидев возле карабина выродка, Урбас еще ничего не понял.

Животные не умеют стрелять. Стреляют только люди. Это было одним из первых знаний, которое усвоил Урбас. А он был бывалым охотником. Звери могут убегать, могут проявить смекалку и коварство, могут даже напасть на охотника и победить его в бою. Но никогда животное не будет брать в руки оружие и стрелять…

Тяжелый карабин был установлен на камень. Дуло смотрело прямо в лицо Урбасу. Крохотный палец выродка лежал на чувствительном спусковом крючке.

- Эй, дурень, это не игрушка, - сказал Урбас.

В ответ грянул выстрел…

© Влад Плетнев

Поделитесь с друзьями и знакомыми: