Лучшее на сайте:

Выпуски альманаха:

Об альманахе:

Литературный альманах «Истории о любви» посвящен теме любви - все о любви и только о любви. Мы публикуем произведения о любви от известных и начинающих писателей. Узнайте больше о любви вместе нашим с удивительным и необычайным альманахом.

Объявления:

Внимание! Альманах ищет спонсора и финансовой поддержки. Предложения высылать на почту: alex.gaff@mail.ru .

Вниманию авторов! Начинается набор произведений для XII выпуска альманаха «Истории о любви».

Мы в соцсетях:

Реклама:


Яндекс.Метрика

Лето и любовь (рассказ)

Летом в Ташкенте ни о какой любви и речи быть не может. В это время лишь одна возлюбленная может покорить сердце – прохлада.

Однако даже самые старые и могучие деревья не спасают от дневного зноя. Ненадолго спасает лишь вода, и поэтому даже маленький неглубокий бассейн, едва вмещающий двух человек, является для нас настоящим сокровищем.

Мы с Аликом лениво, как умирающие осьминоги, лежали в теплой воде и грезили о снежных вершинах, холодных, как замороженная минеральная вода, которой мы предусмотрительно запаслись.

У Алика сегодня выходной, а я так вообще уже неделю безработный. И даже надеюсь продержаться в этом статусе до начала осени.

Хотя завтра – это еще неведомое будущее, а нам бы сначала дотянуть до вечера, когда жара хоть немного спадает.

- А помнишь Таньку? – вдруг говорит Алик.

Как же я могу ее забыть?

Татьяна была самой миниатюрной и самой прекрасной девушкой нашего факультета. Мы с Аликом тогда и сошлись на том, что постоянно соперничали за ее внимание.

Татьяна выбрала Алика. Однако ее родители посчитали, что паренек азиатских кровей совсем не пара девочке-кореянке и сразу же после института сосватали Таню какому-то представителю своего народа.

- Интересно, - продолжил Алик, - где она сейчас?

Я тоже хотел бы это знать.

Узнав о том, что Татьяну без ее согласия сосватали, Алик поклялся убить ее жениха.

Но, спустя всего лишь полгода, он сам женился на девушке, которую подобрали ему родители.

И, насколько я знаю, он вполне доволен своей жизнью и обожает свою жену. И, порой, уговаривает меня жениться на ее очаровательной сестре.

Хорошо хоть мои родители не пытаются найти мне невесту.

Хотя, иногда, когда Алик приглашает меня в гости, я с завистью смотрю на его семейную идиллию и жалею, что не женился раньше. Но, вероятно, я просто боюсь взять на себя ответственность.

Разве тогда я мог бы столь беззаботно тратить свое время, все лето лежа в маленьком бассейне с теплой, но все же мокрой водой?

Алик вылезает из бассейна и уходит. Спустя пару минут он появляется с двумя кружками с минералкой, в которых обнадеживающе постукивают друг о дружку кусочки льда.

Алик ставит один бокал рядом со мной на край бассейна. И стоит надо мной.

Я нехотя открываю глаза и сажусь. Насколько я знаю Алика, он хочет сказать что-то важное, но тактично ждет моего внимания.

Я тоже вылезаю из бассейна, беру кружку и мы идем в тень, где стоит древний топчан, неизвестно когда и кем здесь поставленный. Сейчас это уже антиквариат, только безбожно испорченный многочисленными слоями краски и лака.

- Я вот все думаю, - вдруг говорит Алик, - как бы сейчас было, если б мы с Танюшкой тогда сбежали?

Я в ответ лишь пожимаю плечами.

- А ведь она меня уговаривала, - признался Алик.

- Кто – Танька? – уточнил я.

Алик кивнул.

Таня могла. Она всегда была отчаянной и решительной девушкой.

- А ты? – интересуюсь я.

Алик лишь горько усмехается.

И по этой усмешке я вдруг понимаю, что, на самом деле, никакого семейного счастья у Алика нет, и потому у них семья надежная и крепкая, что любви в их жизни нет. А любит Алик до сих пор свою Танюшку и до самого последнего дня будет мучиться от того, что не решился тогда на самый важный в своей жизни поступок – пойти вопреки всему миру, но согласно своей любви.

Наверное, Алик и женился так легко, что ему было все безразлично – самое важное в жизни он уже потерял.

Мысли эти пролетели быстро, но еще быстрее сменилось выражение лица Алика.

- О! - вдруг воскликнул он, безмятежно улыбаясь, - я же тебе работу нашел!

И он стал увлеченно рассказывать о моей будущей работе. Я, выхватив из его слов самое важное и сразу же решив, что так и останусь в ближайшее время безработным (не зря же я столько откладывал на черный день), киваю иногда и думаю о том, как бы я сам поступил на месте Алика.

И почему-то выводы напрашиваются совсем не в мою пользу, ведь, по сути, я такой же трус, как и Алик. Или даже еще более трусливый – у Алика вон хватило смелости хотя бы жениться.

- Эй, ты чего? – вдруг, прервавшись, спросил Алик.

Я выныриваю из размышлений, как со дна холодного глубокого озера.

- Да так, задумался.

- Ну, так что по поводу работы?

- Алик, - вдруг говорю я, - не нужна мне никакая работа. Я до сентября запланировал бездельничать в свое удовольствие.

Алик как-то странно смотрит на меня, потом кивает. Похоже, и он тоже что-то сейчас понял.

Я глотаю холодную минералку и смотрю на бассейн. Вода в нем кажется куда холоднее, чем есть на самом деле.

Скоро мы снова возвращаемся в бассейн.

- Жара, - говорит Алик, опуская голову на край бассейна и закрывая глаза.

- Жара, - соглашаюсь я, повторяя его действия.

Осенью жизнь продолжится, побежит суетливо, очнется от летного забытья город Ташкент и никто уже не вспомнит о влюбленных, что так глупо потеряли свою любовь.

Ташкентская летняя жара выматывает даже тех, кто ничего не делает. А может особенно тех, кто ничего не делает. Все мысли – правильные и глупые – тают под раскаленным солнцем.

© Саид Ильхамов

Поделитесь с друзьями и знакомыми: