Лучшее на сайте:

Выпуски альманаха:

Об альманахе:

Литературный альманах «Истории о любви» посвящен теме любви - все о любви и только о любви. Мы публикуем произведения о любви от известных и начинающих писателей. Узнайте больше о любви вместе нашим с удивительным и необычайным альманахом.

Объявления:

Внимание! Альманах ищет спонсора и финансовой поддержки. Предложения высылать на почту: alex.gaff@mail.ru .

Вниманию авторов! Начинается набор произведений для XII выпуска альманаха «Истории о любви».

Мы в соцсетях:

Реклама:


Яндекс.Метрика

Боишься? (рассказ)

- Боишься?

Я обернулся. Она стояла, облокотившись на хлипкие тонкие перила – уверенная, подтянутая, божественно прекрасная. Ее крепкая большая грудь уверенно рвалась вперед, и тонкие лоскутки купальника еле-еле сдерживали натиск.

Мимо нее никто не мог пройти равнодушно.

Я кивнул.

Колючий ветер раскачивал вышку, и старое дерево скрипело так, что мне казалось, что сейчас все это несуразное строение рухнет и погребет нас под собой.

Она оттолкнулась от перил, прошла мимо меня и сразу же прыгнула вниз. Лишь разметалась в воздухе копна густых черных волос, не поспевая за своей хозяйкой.

Я подошел к краю вышки и глянул вниз. Идеальные круги расходящихся волн и черная клякса в центре. Но вот темное пятно вобралось в себя и из-под воды показалась ее голова.

Она посмотрела на меня, усмехнулась, сверкнув белыми зубами, и поплыла к берегу.

Я еще недолго потоптался на вышке, а потом решительно пошел назад и стал спускаться по лестнице.

На площадке между двумя лестницами была кем-то старательно выведена надпись «Назад дорога козлам!».

Не обращая внимания, я спустился вниз.

Она ждала меня на берегу – такая же красивая и уверенная. Впечатление портило только все та же издевательская ухмылка.

Но она ничего не сказала, когда я прошел мимо, и послушно последовала за мной.

Так мы и прошли через весь пляж – я впереди, она следом и тянущиеся за нами плотоядные взгляды.

Ну если бы она не была такой красивой… Или хотя бы не столь уверенной и бесстрашной…

Она догнала меня и схватила за руку.

- Ну ладно, не обижайся, - попросила она.

Нет, я не обижался. На нее. Обида была на себя. На свою собственную трусость.

Я вообще всегда всего боялся. В детстве боялся спать один. До такой жути боялся, что начинал орать, как полоумный. В школе боялся драться. У меня начинали трястись руки и внизу живота так сводило мышцы, что я думал только о том, как бы не обоссать со страху штаны. На работе боялся начальства. При появлении шефа начинал заикаться и нести околесицу, из-за чего меня он постоянно подозревал меня в каких-то грехах.

И ничто не могло помочь мне победить свой собственный страх. Ни многочисленные спортивные секции, куда меня постоянно сдавали родители и которые я бросал через несколько месяцев, ни психологи, мучившие меня своими странными разговорами и бесполезными тренингами, ни пионерлагеря, куда меня каждое лето отправляли на все три сезона, ни жизнь среди всегда бесстрашных людей.

И только лишь к двадцати пяти годам я, наконец, просто-напросто примирился со своими страхами и научился ничем не выделяться среди других людей. Внешне. Да, я все так же боялся всего и всех, но умело держал свои страхи в тайном ящике и не позволял им выходить наружу, пока не оставался в одиночестве…

Так было до тех пор, пока я не встретил Иду. Ида вновь превратила меня в того, кого я так упорно прятал от других. В один миг все мои страхи вылезли наружу, стоило только ей появиться в моей жизни. И к ним прибавился еще дикий страх потерять еще и ее.

- В следующий раз у тебя получится, - сказала она, сжимая в своих крепких руках мою безвольную руку.

- Следующего раза не будет, - сказал я, невольно передернувшись, - я никогда больше туда не полезу.

Она промолчала.

Понятно почему, встретив в первый раз Иду, я был покорен с первого же взгляда. Рядом с ней мир вдруг оказался совсем другим, нежели тот, в котором я жил до сих пор. Этот мир ложился ей под ноги и, как преданный пес, был рад угодить ей во всем. Стоило только ей чего-то захотеть, как вся вселенная начинала вертеться именно так, чтобы непременно выполнить пожелание Иды.

По крайней мере, так казалось со стороны. И я до сих уверен, что какие-то мистические силы кружатся вокруг Иды и всегда выполняют любые ее прихоти. Ну и тем, кто находится рядом с Идой, порой перепадает немного счастья, так – чисто случайно.

А чем же я привлек внимание Иды? Сначала, наверное, я показался ей забавным. Или, может, я заинтересовал ее потому, что не пытался претендовать на нее – я сдался еще до того, как мог бы об этом помыслить. А потом, когда она узнала о моих страхах, ей вдруг, на мое горе, захотелось помочь мне излечиться…

С тех пор каждый мой день – это адская война. Война Иды против меня и моих страхов. Причем, почему-то, я в любом случае проигрываю, а победительницей всегда выходит Ида. Хотя последнее совсем не удивительно. Ида просто не знает, что такое поражение. У нее врожденный иммунитет к неудачам.

В каждую нашу встречу Ида заставляла меня сражаться с моими страхами, как будто специально выбирая такие места, где обязательно находилось что-нибудь, чего я мог бы бояться. За короткое время знакомства с Идой я испытал столько страхов, сколько не было у меня за всю мою жизнь до Иды. И, что было страшнее всего, она не собиралась останавливаться. Наверное, ей думается, что однажды у меня должно наступить перенасыщение страхами и я просто уже не смогу ничего бояться. Хотя, боюсь, мои возможности все-таки переживут идино стремление.

- Ладно, забудь, - сказала она, - пошли куда-нибудь в другое место.

Мы оделись и покинули пляж. Ида повела меня в парк, ссылаясь на какое-то особо вкусное мороженное. И мы пошли в парк.

Мороженое оказалось так себе, но с этим врагом я справился достаточно быстро. Страшнее оказался счет, который нам принесла официантка. Но и тут я не ударил в грязь лицом.

В кафе к Иде попытался было приставать усатый шашлычник, но она осадила одним презрительным «Отвянь!», так что, к счастью, моей помощи не понадобилось.

После мы гуляли по парку, а потом я проводил Иду домой и на прощанье она позволила мне поцеловать себя в губы. Я даже осмелился легонько приобнять ее за талию.

Возвращался я домой почти счастливый…

- Слышь, парень, прикурить не найдется?

Два мордатых неприятных типа поймали меня почти у самого моего подъезда.

- Не курю, - сказал я и попытался пройти мимо, чувствуя противное дрожание пальцев.

Они позволили, но когда я уже прошел, меня окликнул все тот же голос:

- Слышь, а время не подскажешь?

Я остановился и суетливо стал искать в карманах мобильный. Наконец мне это удалось.

- Без пятнадцати одиннадцать, - ответил я.

- Ну-ка, - сказал первый и ловко выхватил телефон из моих рук.

- Деньги есть? – прямо спросил второй.

Я чувствовал, как внизу живота у меня сводит мышцы.

- Нет, - ответил я. Это было правдой.

- А если найду? – встрял первый.

И он усмехнулся. И эта усмешка – такая знакомая усмешка, совершенно неожиданная на этом лице – вдруг что-то странным образом переключила в моем сознании. Мои пальцы перестали дрожать. Я шумно втянул носом воздух. Мне даже почудилось, что я чувствую запах духов Иды. Но смех ее я услышал совершенно явственно, как будто Ида находилась совсем рядом.

- Найди, - тихо ответил я.

Но тот еще не заметил перемены. Он безбоязненно и открыто шагнул ко мне. Я мгновенно, как когда-то меня учили в какой-то секции самообороны, выбросил правую руку вперед, всем корпусом помогая ее движению.

Будто в замедленной киношной съемке, я видел, как мой кулак врезался ему челюсть, странно перекосив все его лицо, и скорее почувствовал, чем услышал, как сочно хрустнула кость.

Он неуклюже упал навзничь. Телефон вылетел из его рук и, разбившись, упал на асфальт.

Второй таинственным образом испарился.

Я поднял ногу, собираясь что есть силы пнуть его, пока он не встал.

Но он и не думал сопротивляться. Лишь схватился за щеку и плаксиво произнес:

- Все, не надо…

И тут я впервые в жизни почувствовал себя победителем.

© Владимир Колесников

Поделитесь с друзьями и знакомыми: